Что общего между Крымом и Вологодчиной

Светлана Соколова

Вологжане и крымчане. Север и Юг. Две провинции большой страны, две субкультуры. Один народ. Мы разные, но у нас много общего. Мы различаемся темпераментом, менталитетом, привычками, бытом, даже внешне. Но говорим на одном языке, гордимся героями одной страны, равно болеем за свой край, сочувствуем близким и с надеждой смотрим в будущее.

Крымчане – звонкие, яркие, беспечные. Вологжане – тише, скромней, задумчивее. Вологодская земля по обилию красок не сравнится с Крымом. На полуострове солнце – 300 дней в году, в северных широтах это число едва достигает сотни. В Крыму – бескрайнее голубое, местами бирюзовое, изумрудное или ультрамариновое море, у нас – сизые болота, прозрачные озера. Крымская природа очень разнообразна и фотогенична: причудливые горы, лавандовые степи, панорамные мысы.

У вологодской земли красота глубже: в густых лесах, в равнинных зерновых полях, в клеверных пастбищах.

Когда приезжаешь на маленький полуостров, то первое, что очаровывает – обилие солнца, красок и ароматный легкий морской воздух. Это сильнейшие крымские феромоны, многие «понаехавшие» северяне и сибиряки надолго остаются одурманены ими. На вологодской земле у воздуха другое свойство: хвойные леса и торфяники сделали его насыщенным и плотным, но не менее полезным. На Вологодчине, как и в Крыму, есть санаторные комплексы, где лечат ряд легочных болезней: дыхательная терапия в сосновых борах так же целебна, как на крымском побережье. Впрочем, все познается в сравнении. Насытившись солнцем и морем, начинаешь рассматривать и изучать города. Если не вдаваться в историю, то региональные столицы - Симферополь и Вологда - будто брат и сестра. Население в обоих - порядка 350 тысяч человек, сами города «низкие», но широкие:

В Симферополе слишком высокие дома не строят по причине хрупких карстов под землей. Похожа и инфраструктура. Основа городов - три главных улицы: Кирова, Киевская, проспект Победы – в Симферополе; Герцена, Ленинградская и проспект Мира – в Вологде. Пробки – обоюдная беда, только в крымской столице они отмечаются на кольцевых развязках, а в северном городе – на мостах через реку Вологду. Центры обоих городов - много сталинского ампира. Однако в глаза также бросаются недострои и полуразвалившиеся заброшенные домики с заколоченными окнами.

После знакомства с природой и столицей – погружение в историю регионов, сравнение субкультур. Оба края обживались с древнейших времен. Но все же Крым гораздо старше Вологодчины. Первыми жителями Крыма, известными по античным источникам, были киммерийцы (XII век до н.э), вологодскую землю начали осваивать в начале новой эры финно-угорские племена.

Солнечный Крым всегда привлекал завоевателей, кого тут только не было: скифы, сарматы, греки, генуэзцы, монголо-татары, турки… Племена, населявшие Вологодчину, до прихода славян жили мирно и тихо. Да и сейчас северная земля живет и бытует рутинно, тогда как Крым все время оказывается в центре политических процессов. Кому из регионов больше повезло – непонятно... Зато есть множество исторических фактов, которыми однозначно могут гордиться оба края. Первое – потрясающая монументальная архитектура. В Крыму это изысканные царские дворцы: Массандровский, Воронцовский, Ливадийский, впечатляющие отделкой и убранством.

Визитная карточка Вологодчины – монастыри и храмы. Их в краю более 130. Крупнейшие белокаменные крепости: Кирилло-Белозерский, Спасо-Прилуцкий, Свято-Троицкий, Павло-Обнорский монастыри – поражают площадями и величием.
Необходимо отметить изюминку архитектурных стилей. Большинство исторических строений Крыма возведены из крымбальского известняка: усадьбы, сохранившиеся с царской эпохи, отделаны затейливыми гирляндам и капителями, дворы и балконы опоясаны балюстрадами. Вологда славится деревянным зодчеством: дворянские и мещанские бревенчатые особняки украшены ажурными наличниками и выкружными карнизами. Ограждением для них служит тот самый «резной палисад», о котором спели «Песняры».

После общего и глобального начинается погружение в детали. Невольно приходят на ум «фишки» регионов. Так, к примеру, Симферополь это с новогреческого «город-собиратель», а Вологда, по одной из версий, переводится как «чистая вода», от слова «волога» – влага. Соответственно, города вполне бы ужились друг с другом: крымская столица была бы кормилицей, вологодская – поилицей.

Благодаря князю Льву Голицыну, заложившему в Крыму виноградники, в регионе процветает виноделие. А дворянин Николай Верещагин прославил Вологодчину молочными производством. Вологодское масло имеет неповторимый ореховый вкус. Оба бренда не раз заявляли о себе на международных конкурсах. Крымскую землю можно назвать ароматом России: тому подтверждение – душистая косметика из крымских трав и аромамасла. Вологодчина – ее одеяние: белоснежное льняное кружево известно всему миру. И вологжане, и крымчане гордятся гениями-соотечественниками: «Девятый вал» феодосийца Ивана Айвазовского стоит наравне с «Апофеозом войны» череповецкого живописца Василия Верещагина. К святителю Луке Войно-Ясенецкому, чьи мощи покоятся в Свято-Троицком соборе Симферополя, отовсюду съезжаются в поисках помощи паломники, а святителя вологодской земли Игнатия Брянчанинова почитают как великого богослова и наставника в духовной жизни.

И Симферополю, и Вологде посвящали свои стихи поэты Иннокентий Анненский и Всеволод Рожественский, побывавшие в краях. А мой земляк поэт Константин Батюшков написал романтический миф о «Тавриде» еще до поездки в Крым. Так он грезил найти успокоение в «полуденной стране». К сожалению, успокоения он так и не нашел… На полуострове Батюшков оказался уже в состоянии психического расстройства. Радует то, что не Крым стал причиной его недуга, болезнь передалась по наследству.

Главная ценность любого региона – его жители. Крымчане и вологжане – это отдельные этносы, сформированные в силу геополитических причин. Первое впечатление о жителях Крыма до общения – звонкие, разноцветные, расслабленные. Это привлекло. Неспешность, эмоциональность, стремление выделиться в толпе противоположны чертам вологжан, по лицам которых не угадаешь настроение. Им свойственен сдержанный стиль, а вот ритм их жизни напротив - динамичнее. Возможно, изначально возник он как раз из-за холодов – чтобы согреться, нужно быстрее двигаться. Крым в России всего шесть лет и, возможно, потому еще не развил «материковую» скорость. А возможно, и не хочет ее развивать, по-южному слоняясь к размеренности. Что поразило – крымчане интересуются политикой, следят за новостями, переживают за судьбу региона и страны. Это здорово объединяет людей. В Вологде такого нет. Вологжане по большей части аполитичны и патриотизм у них местечковый: они любят свой край, но мало болеют за страну. И опять же, сложный вопрос, что важнее: думать о большом или заботиться о малом, обсуждать новости или просто жить...
Что еще удивило, это соучастие и неравнодушие крымчан. Однако порой их забота и опека чрезмерно настойчивы: нарушая личное пространство, они вводят в ступор хладнокровных северян. Вологжане не задают лишних вопросов, не так активно пекутся о судьбах близких, но обязательно отзовутся, когда тем потребуется помощь.

К тому же вологжане более самостоятельны в решениях, редко обсуждают предстоящие шаги, у крымчан «семейный совет» – это предостережение от возможных ошибок. Северяне не боятся рисковать, южане же много раз подумают.
Жителей Крыма многие критикуют за высокомерие и вспыльчивость. Да, такое есть. Взрывные, они не станут держать эмоции в себе. Вологжане, наоборот, готовы принять и стерпеть обиду, несправедливость. Все это - не самые лучшие качества жителей обоих регионов. Несомненный плюс и Вологодчины, и Крыма - это юмор и находчивость. И те, и другие смогут выкрутиться из любой ситуации, а потом весело посмеются над собственной опрометчивостью, сопровождая эмоции крымским «гэканьем» или вологодским «оканьем». Вот такие мы разные, и мы вместе.

Поделиться
Отправить
Класснуть