История Вологды: могила крепостного стала местом паломничества искусствоведов

Ровно 177 лет назад, 20 ноября 1843 года, в небольшом селе Архангельское Вологодской губернии (ныне Сокольский район) произошло малоприметное, на первый взгляд, событие. Один из крепостных крестьян местного помещика Александра Холмова по желанию барина получил «вольную». Молодого человека, недавно отметившего свое 27-летие, звали Платон Тюрин, и его ждало удивительное восхождение «из грязи в князи»: он стал первым вологодским живописцем-академиком Императорской академии художеств.
Платон Тюрин родился в семье крепостного крестьянина, принадлежавшего помещику Александру Холмову. Уже в детстве мальчуган проявил недюжинные таланты к рисованию. Александр Холмов и его супруга Варвара оказались людьми, не чуждыми искусству, и как только доморощенный талант подрос, пристроили его в Вологду, в частную художественную школу Бориса Монакова - тоже художника из крепостных.
Александр Холмов всячески поощрял способности Платона, что придавало престижа и самому помещику. Как упоминает первый биограф Платона Тюрина, вологодский историк, археолог и краевед Сергей Непеин, в 1830-е годы юный живописец вместе со своим учителем расписывал церкви Грязовецкого уезда (сейчас это территория Междуреченского района). Кроме того, Платон уже тогда прославился как мастер портретной живописи: местные дворяне охотно заказывали ему свои портреты.
Однако было ясно, что творческий потенциал Тюрина простирается далеко за пределы «поместного» художника. Как считает искусствовед Мира Даен, важную роль в судьбе живописца сыграл Александр Тиран - сослуживец поэта Михаила Лермонтова, ротмистр лейб-гвардии Гусарского полка.
В 1843 году он приехал в гости в Вологду к родственникам жены и воочию увидел работы Платона. Под впечатлением от них Александр Францевич наведался к своему тезке Холмову - поговорить, что называется, как офицер с офицером. Тирану, судя по всему, удалось убедить собеседника отпустить на свободу талантливого мастера.
Дальнейшее уже стало историей: Платон Тюрин уехал в Петербург, где в 1844-1850 годах числился вольноприходящим учеником Императорской академии художеств, по итогам обучения получил аттестат художника исторической и портретной живописи. В 1850-х годах вологжанин пишет портреты двух императоров — Николая I (он не сохранился, но упоминается в исследованиях того же Непеина) и Александра II, за который был отмечен благодарностью начальника штаба императорской свиты, контр-адмирала Константина Истомина. Любопытно, что звания академика и чина титулярного советника на гражданской службе Платон Тюрин удостоился в 1857 году за собственный автопортрет, который получился на редкость удачным. В том же году Тюрин участвовал в росписи академической церкви святой Екатерины в Петербурге, написав центральный плафон «Всевышний во Славе».
В 1861 году Платон Тюрин вернулся на родину, приняв приглашение своей бывшей «барыни» Варвары Холмовой на роспись Никольской церкви в имении на Святой Горе. В последующие годы он работал в церкви Михаила Архангела в родном селе Архангельское, создавал росписи Вознесенского храма Спасо-Суморина монастыря. В Вологде кисти Платона Тюрина принадлежат иконы Владимирской и Антипинской церквей, храма Александра Невского. Из других работ стоит отметить портрет Дмитрия Брянчанинова - будущего святителя Игнатия. Одно из последних и самых значимых произведений Платона — 34 образа Северных святых в храме Христа Спасителя в Москве (1876-1877 гг.).
Несмотря на дворянский статус, женился Платон Тюрин на простой крестьянке Агнии Карабановой. Их брак продлился 17 лет. Художник умер в 1882 году и был похоронен на Горбачевском кладбище Вологды - его могила до сих пор является местом паломничества искусствоведов и поклонников живописи, а его картины можно увидеть в музейных собраниях России и Украины, в том числе в нашем музее-заповеднике и в Государственном Русском музее Санкт-Петербурга.

на фото: Платон Тюрин с семьей

Поделиться
Отправить
Класснуть