История Вологды: расстрелянный за веру

1 марта 2021 года исполнилось ровно 150 лет со дня рождения вологодского протоиерея Константина Богословского — одного из деятелей церкви, который не пережил «борьбу с верой» 1930-х годов. Много лет спустя наш земляк был полностью реабилитирован и причислен к лику святых новомучеников.

Константин Александрович появился на свет в семье священника села Борисоглебское Грязовецкого уезда. Семейство приходилось родственниками знаменитому вологодскому священническому роду Непеиных, но Константин изначально намеревался пойти не по церковной, а по преподавательской стезе. Причиной тому отчасти был врожденный физический недостаток — хромота.
Окончив Вологодскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия, вологжанин в 1895-1899 годах преподавал в епархиальном женском училище и в Усть-Сысольском духовном училище.

Невольным роковым поворотом в судьбе Константина Богословского стало его назначение смотрителем Устюгского духовного училища. По уставу должность мог занимать только человек со священническим саном. В августе 1907 года Константин был руковположен в сан диакона, позже он получил иерейский и протоиерейский чин. Параллельно с работой в училище, где Богословский преподавал вплоть до закрытия учреждения в 1918 году, вологжанин состоял в совете Стефано-Прокопиевского братства, при котором в 1909 году учредили «древнехранилище для сбора и хранения памятников старины». По сути, это был прообраз будущего Великоустюгского музея-заповедника, открыли новую экспозицию в 1910 году в Михаило-Архангельском монастыре. Многие предметы в музей представил сам отец Константин.
Февральская, а затем октябрьская революции на первых порах мало сказались на жизни провинциального духовенства. В 1918 году Константин Богословский стал председателем Великоустюгского епархиального совета — город незадолго до этого получил самостоятельную епархию. Но в 1919 году прозвучал первый «звоночек»: на авторитетного в народе священника следственные органы завели уголовное дело. Повод был пустяковым: епархиальный совет выписал некому местному жителю разрешение вступить в новый брак, на что, по мнению светских властей, не имел права. Состава преступления губернский ревтрибунал в итоге не нашел, и дело благополучно «заглохло».
В 1921 году Константин Богословский впервые оказался под арестом. Обвинение — незаконно собирал «церковную лепту» на нужды храмов. Приговором стал условный пятилетний срок, который вологжанину впоследствии списали по амнистии. В 1922 году последовал новый арест из-за того, что протоиерей Константин, будучи настоятелем кафедрального Успенского собора, выступил против изъятия в госсобственность риз с чудотворных икон, предложив решить вопрос общим собранием прихожан. Отметим, что другие ценности храма были беспрепятственно сданы государству. Комиссия НКВД отправила священника на Соловки, в печально известный «СЛОН» (тот самый, о котором в Вологодской области снимали сериал «Обитель»).
Из концлагеря Константин Богословский вернулся в Вологду в 1926 году. По воспоминаниям родных и знакомых, некогда веселый и общительный человек стал очень молчаливым и замкнутым. Однако своим принципам он изменять не собирался: в Вологде отец Константин возглавил Благовещенскую, затем — Богородице-Рождественскую кладбищенскую церковь рядом с нынешним «Горбатым» мостом. Одновременно с этим под началом Богословского оказался местный епархиальный совет.
Последний арест Константина датирован 2 июля 1937 года. Как позже выяснилось, поводом стало то, что священник вместе с клириками и прихожанами протестовал против закрытия Богородского кладбища, по которому решили провести две линии железной дороги. Протест, к слову, выглядел вполне мирным: соответствующее прошение от граждан было подано в президиум ВЦИК. Следователи же по делу написали, что отец Константин «являлся организатором и руководителем церковно-монархического подполья, вел контрреволюционную агитацию против мероприятий Советской власти».
19 сентября 1937 года «тройка» при УНКВД Северной области приговорила священника к расстрелу. В бумагах значится, что приговор был немедленно приведен в исполнение, но существуют свидетельства очевидцев о том, что 24-го числа отец Константин был еще жив и вместе с другими заключенными зашел в вагон поезда, уехавшего в северном направлении. Место казни и погребения нашего земляка неизвестно.
Реабилитация Константина Богословского началась еще в 1970 году, в 1993-м он был полностью оправдан по всем предъявлявшимся ему делам и статьям обвинения. На Архиерейском соборе 2000 года протоиерей был причислен к лику святых новомучеников, в январе 2001-го в Великом Устюге открыли мемориальную доску в его честь.

Поделиться
Отправить
Класснуть