История Вологды: звезда и смерть Александра Башлачева

Ровно 33 года назад, 17 февраля 1988 года, в Ленинграде был найден погибшим 27-летний череповчанин Александр Башлачев — поэт, бард, один из самых ярких представителей музыкального андеграунда времен позднего СССР. «Наша Вологда» собрала подборку интересных фактов из жизни земляка.

Родители Александра Башлачева олицетворяли собой два главных направления промышленности: отец был начальником участка на металлургическом комбинате, мать — преподавателем химии. Сын, однако, выбрал для себя гуманитарную стезю: в 1983 году закончил журфак Уральского государственного университета. Но на меткомбинате Башлачев - младший все же успел поработать - в 1977-1978 годах в качестве художника-оформителя.

Считается, что стихи и песни Башлачев начал сочинять довольно поздно — после выпуска с журфака, первоначально — для череповецкой группы «Рок-сентябрь». Но сам он в интервью признавался, что склонность к поэзии испытывал с детства: «Когда мне было три года, я написал свое первое стихотворение, о летчике... По причине малого роста я не мог дотянуться до чернильницы. Посему я сочинил свое стихотворение в уме. И тут же его забыл. А через много лет вспомнил третье четверостишие».

Башлачев, кроме поэтического дара, отличался удивительным музыкальным слухом. Большинство помнит его как исполнителя с неизменной 12-струнной гитарой, но однажды, по воспоминаниям друзей, он сел за фортепиано и начал на слух играть аккорды, словно чувствуя гармонию каким-то внутренним чутьем. Кроме того, «СашБаш» (как его называли знакомые) умел извлекать музыку из самых неожиданных предметов — от папиросы до двуручной пилы. Александр не раз говорил, что хотел бы поработать с ленинградским композитором Сергеем Курехиным — мастером всевозможных музыкальных экспериментов, но их сотрудничество так и не состоялось.

Журналистская деятельность Башлачева в череповецкой газете «Коммунист» оказалась недолгой - всего около года. «Письменный стол до сих пор с угрюмой и безответной любовью вспоминает о несостоявшемся корреспонденте уездного города Череповца», - пошутил Александр в одном из интервью. В «Коммунисте» Башлачев дружил с ныне популярным российским журналистом Леонидом Парфеновым. Кстати, тот самый письменный стол сейчас находится в музее Башлачева в Череповце, открытом в 2009 году.

Первым из известных «фанатов» Башлачева стал московский музыкальный критик Артемий Троицкий, которого в 1984 году привез в Череповец все тот же Леонид Парфенов. «Впечатление было абсолютно ошеломляющим, сродни прикосновению к чему-то магическому и запредельному», - писал Троицкий в 2005 году в предисловии к книге стихов череповчанина. Не менее «магнетическое» действие Александр оказывал на публику на концертах: он отдавал себя настолько, что после выступления пальцы музыканта нередко были разбиты в кровь, а на гитаре оставались красные пятна. Самыми эмоциональными в исполнении Башлачева получались песни «Время колокольчиков» и «Ванюша».

«Протекция» со стороны Троицкого помогла Башлачеву устроить серию квартирных концертов в Москве и Ленинграде, где он познакомился с тогдашней музыкальной богемой — от Аллы Пугачевой до Юрия Шевчука. Последний, после совместного выступления в Ленинграде, был потрясен не меньше Троицкого. Что касается «примадонны», то она в знак признательности нарисовала на обороте паспорта Александра сердце и каплю крови: Башлачев впоследствии любил хвастаться этим перед друзьями. Также в числе близких знакомых Александра - такие личности, как музыкант Борис Гребенщиков и кинорежиссер Алексей Учитель.

В 1986 году Александр Башлачев переехал в Ленинград, вступил в рок-клуб, начал записывать и издавать свои песни, и в то же время попал в творческий кризис. Последние полтора года жизни, по свидетельствам современников, он не писал практически ничего нового, и очень болезненно реагировал на вопросы о творчестве. Пытался сниматься в кино — например, в «документалке» Алексея Учителя «Рок», но потом попросил вырезать все сцены с его участием. В феврале 1988 года Башлачев при загадочных обстоятельствах выпал из окна 8-го этажа своей квартиры на проспекте Кузнецова. «Я знаю, зачем иду по земле — мне будет легко улетать», - гласит строчка из его песни «От винта».

У Башлачева остался сын Егор, родившийся у гражданской жены поэта Анастасии Рохлиной уже после его смерти. Семья Башлачева проживала в Москве, Анастасия умерла в июне 2018 года. Егор, которому принадлежат права на все песни и стихи отца, ведет довольно замкнутый образ жизни, тем не менее, один раз он выступил на радио в роли интервьюера Бориса Гребенщикова.

Поделиться
Отправить
Класснуть