Из истории вакцинации от оспы в Вологодской губернии рассказывает госархив Вологодской области

В дореволюционной России смертность от нее, по некоторым данным, достигала у взрослых 15%, у детей – 33%. Несмотря на то, что прививка от нее известна с 1774 года, болезнь регулярно уносила тысячи жизней.

В России вакцинация от натуральной оспы началась при Екатерине II. Царица сама подала личный пример и сделала прививку. От оспы в XVII веке в России умирал каждый седьмой ребенок. За каждого привитого в эпоху Екатерины II давали серебряный рубль.

Вакцинация шла массовыми темпами. Однако до Вологды она дошла не скоро. Прививка была платная. Денег у населения не было, бесплатно прививали мало, поэтому вспышки оспы бывали достаточно часто.

В 1810 году роль просветителей в области профилактики заболевания оспой среди населения отводилось благочинным церквей, которые были обязаны информировать своих прихожан о пользе привития не только самих себя, но и младенцев.

Вакцинированным от натуральной оспы выдавался специальный документ – свидетельство. Лекарских учеников за успехи в прививании оспы награждали денежной суммой. Свидетельство о наличии прививки от оспы было обязательным для поступления на учебу в различные духовные училища Вологодской губернии.

Важность прививки описывает Николай Турупанов в книге «Дело, выбранное сердцем» (Вологда, 1993). В главе «Хранительницы милосердия», он пишет о женщине-докторе Надежде Антоновне Бантле, возглавлявшей Никольскую больницу Кадниковского уезда с 1885 по 1933 годы: «<…> по всей губернии среди детей была оспа. Спасала малышей только противооспенная прививка. Но вакцины прививочной не было. И молодая докторша организует в своем уезде, впервые в губернии, производство противооспенной вакцины. Сотни жизней спасло лекарство доктора Бантле!».

Крестьяне часто с недоверием относились к таким нововведениям и не пускали лекарей к своим детям. Так, в фонде Кадниковского уездного суда имеются дела, иллюстрирующие эту проблему. Например, 24 февраля 1835 года старший лекарский ученик Алексей Ушаков рапортовал о том, что от правления он был назначен в село Степановское и деревню Ножевницу Кадниковского уезда для привития оспы детям крестьян и не был допущен некоторыми из них в свои дома. По показаниям Ушакова, крестьяне и их жены запирали дома, шантажировали самоубийством, поджогом своих домов, а также бросались драться. Кадниковский уездный суд рассматривал это дело и постановил наказание для сопротивлявшихся крестьян: «выдержать при Кадниковском городническом правлении на хлебе и воде одну неделю».

Не смотря на меры по вакцинации, вспышки эпидемии случались. Так, на заседании педагогического совета Вологодской Мариинской женской гимназии от 17 января 1891 года, в связи с постановлением Комитета общественного здравия о распространении в городе эпидемии натуральной оспы, постановили привить всем без исключения ученицам предохранительную оспу, а также закрыть классы на 6 дней.

Эпидемический фельдшер-медик IV-го курса А. Беляев в статье «Об эпидемии натуральной оспы по Никольской волости Вельского уезда за январь-март 1906 года» отмечал, что, по словам местных жителей, «оспа у них не редкая гостья. Некоторые даже прямо утверждают, что оспа у них исправно появляется через каждые 8 лет». Также интересно его наблюдение: «Вообще относительно переноса заразы из деревни в деревню, из волости в волость, нужно сказать, что праздники и связанное с ними хождение в гости друг к другу, сыграли главную роль, что местными жителями установлено с несомненностью».

10 апреля 1919 года в целях более успешной борьбы с эпидемией оспы и для улучшения существующей ныне постановки оспопрививания Совет народных комиссаров РСФСР выпустил декрет «Об обязательном оспопрививании». И он сработал! Оспа в СССР была практически ликвидирована. На борьбу с этим заболеванием ушло почти 150 лет.

Источник: государственный архив Вологодской области, главный архивист ГАВО Марина Ильичева

Поделиться
Отправить
Класснуть