Как Вологда стала дипломатической столицей России

Утром 28 февраля 1918 года на вологодский вокзал прибыл необычный пассажирский состав. Уникальность его заключалась в том, что в поезде собрались несколько иностранных дипломатических миссий, перебравшихся в Вологду из Петрограда. На протяжении почти полугода наш город превратился в дипломатическую столицу страны.

Политическая обстановка вокруг России в начале 1918 года была донельзя сложной и запутанной. Страна формально оставалась участником мировой войны на стороне блока «Антанта» (Великобритания, Франция, при поддержке США и Японии). В то же время внутренняя власть перешла к правительству большевиков, которое склонялось к сепаратному миру с Германией. «Старорежимная» армия находилась в почти небоеспособном состоянии, немцы вели стремительное наступление на восток. Перед представителями Антанты в Петрограде встал сложный выбор: эвакуироваться через Финляндию, переехать в Москву (и тем самым де-факто признать большевистский режим), либо попытаться перенести свою резиденцию вглубь страны.
С подачи американского посла Дэвида Роуленда Френсиса был выбран третий вариант, а местом пребывания посольских миссий стала Вологда. Сам посол впоследствии говорил, что знал о Вологде лишь то, что это «узловая станция между Москвой и Петербургом». Вместе с американской дипмиссией в нашем городе оказались японская, китайская, сиамская и бразильская, а также сотрудники заокеанского Красного Креста. Примерно месяц спустя к ним присоединились британцы, французы, сербы, итальянцы и бельгийцы. Впрочем, японские и китайские дипломаты в Вологде не задержались: они спешили вернуться в свои страны до начала планировавшегося иностранного вторжения в Сибирь.
По предложению городского головы Алексея Александрова, гостей разместили в «доме Пузан-Пузыревского» - ныне заброшенном дворянском здании XIX века на перекрестке улиц Герцена и Галкинской. Первое время сотрудники посольств отмечали, что Вологда на фоне революционных потрясений выглядела на удивление тихим городом.

«Поленья уютно потрескивали в больших кирпичных печах. Снаружи доносились протяжные звуки колоколов отдаленных церквей и скрип санных полозьев на заснеженных улицах. Штат, расквартированный по городу в разных местах, собирался днем, работал в маленькой канцелярии и разделял трапезу посла. Вечера занимали карточная игра, еда и обмен анекдотами. Каждую субботу во второй половине дня посол устраивал прием для общества, столь высокого, сколь город мог произвести», - писал американский историк Джордж Кеннан.
Первые проблемы у послов начались с подписанием в марте 1918 года Брестского мира между Советской Россией и Германией. Французский посланник Жозеф Нуланс выступил в вологодской печати, заявив, что союзники «будут вынуждены» вмешаться во внутренние дела страны. Фактически это означало поддержку контрреволюционного движения и иностранной интервенции. Большевики потребовали от Франции отзыва посла, но скандал на первых порах удалось замять. Нуланс, однако, не успокоился: 3 апреля конференция послов США, Италии, Франции совместно с главами миссий, военными атташе и капитаном английской армии Гарстином признала необходимость японского вторжения на Дальний Восток «для борьбы с Германией». Посол Френсис на этом совещании остался при «особом мнении».
Однако через месяц, 2 мая, Френсис изменил свою позицию, сообщив в Вашингтон, что «время для союзнической интервенции наступило» - речь шла уже о высадке войск западных держав в Архангельске (где стоял небольшой британский контингент) и Мурманске для поддержки белого движения. Одновременно с этим большевики начали «закручивать гайки», существенно ограничив свободу печати и проведя в Вологде первые чистки «контрреволюционных элементов».
6 июля 1918 года в Москве был убит левыми эсерами посол Германии Вильгельм фон Мирбах. Нарком иностранных дел РСФСР Георгий Чичерин, стремясь склонить представителей Антанты на сторону Советов, направил в Вологду своего представителя Карла Радека. Тот, однако, отличался жестким стилем переговоров, к тому же с Френсисом они сразу не поладили: Радек в одном из донесений Чичерину обозвал американца «накрахмаленным чучелом», посол США в ответ обратил внимание на револьвер, постоянно болтавшийся на поясе революционера, и пообещал перед следующими переговорами взять с собой собственное оружие.

За дипломатами установили слежку - справедливости ради отнюдь не беспочвенную, так как иностранные миссии активно контактировали с местным контрреволюционным подпольем. В ночь на 25 июля большая часть сотрудников дипмиссий покинула Вологду, направившись в Архангельск, откуда они были эвакуированы из России. Так закончилась оригинальная глава в истории нашего города и всей мировой дипломатии.
В 1997 году вологодский историк и писатель Александр Быков, собрав документы и экспонаты времен пребывания дипмиссий в Вологде, открыл в доме Пузан-Пузыревского музей дипломатического корпуса, который просуществовал до ноября 2012 года.

Поделиться
Отправить
Класснуть