Новая жизнь «Нашей Вологды»

Самая популярная газета областной столицы разрушает границы в пространстве и времени. Подобно диву из восточного эпоса «Сказание о Рустаме», отныне «Наша Вологда» будет обитать «здесь и не здесь, везде и нигде». Впрочем, обо всем по порядку.

В моей скромной домашней обители можно открывать маленький музей информационных технологий.

Умозрительную экспозицию начинают предметы из о-о-очень далекого прошлого: здесь нет разве что гусиного пера. Зато есть старая перьевая ручка и чернильница, уже отметившие свой полувековой юбилей. По сравнению с этими реликвиями даже простенькая шариковая ручка кажется достижением технического прогресса, а уж портативная пишущая машинка немецкого производства – просто чудо чудное.

Но это, как вы понимаете, только первый зал музея. Дальше – больше. Здесь и пейджер, который каких-нибудь двадцать лет назад казался фантастическим прорывом в информационных технологиях, но спустя непродолжительное время пал жертвой сплошной мобильной телефонизации. Здесь и отечественный учебный компьютер модели «Агат», изготовленный на Ковылкинском электромеханическом заводе в Мордовии. Здесь и целая коллекция сотовых телефонов, начиная от огромного аппарата первого поколения, которым при желании можно было бы колоть орехи, и кончая карликовыми устройствами, запросто терявшимися в собственном кармане…

Но все это было лишь преамбулой к эпохе истинно высоких технологий, пришедшей вслед за Его Превосходительством Интернетом. Начавшись со скромных локальных сетей специального назначения (преимущественно в оборонной сфере), интернет неутомимо консолидировал информационную среду, как бы сшивая ее бесчисленным множеством невидимых прочных нитей.

Волей-неволей все остальные способы доставки информации становились «придаточными» к системообразующему информационному каналу – интернету. Они не то что исчезли полностью, но скукожились, как шагреневая кожа из романа Оноре де Бальзака.

В особой степени пострадали печатные СМИ. Две цифры, наглядно характеризующие масштабы проблемы: в 1989 году тираж самой популярной в то время отечественной газеты «Известия» вплотную приблизился к 11 миллионам экземпляров, а тридцать лет спустя, в 2019-м, ОБЩИЙ тираж шести крупнейших российских газет, включая вышеназванные «Известия», правительственную «Российскую газету», «Комсомольскую правду», «Коммерсант», «Ведомости» и «Независимую газету», составил всего лишь 1,2 миллиона экземпляров.

Понятно, что рекламодатели отреагировали на происходящие события соответствующим образом: расходы бизнеса на рекламу в печатных СМИ сократились кратно. По данным Ассоциации коммуникационных агентств России (АКАР), за последние десять лет совокупные рекламные доходы отечественных газет и журналов упали почти в четыре раза – с 64 до 18 миллиардов рублей.

При этом накладные расходы издателей продолжают неудержимо расти. На недавних парламентских слушаниях по проблемам печатных СМИ руководитель Роспечати Михаил Сеславинский привел цифры, приведшие депутатов в оторопь. С 2015-го по 2018 год средние оптовые цены на газетную бумагу, выпускаемую четырьмя оставшимися на плаву целлюлозно-бумажными комбинатами нашей страны, выросли почти на 60 процентов, а только на протяжении первого квартала текущего года увеличились еще на 7 процентов.

Не стоит на месте и стоимость типографских услуг: с 2015 года средний индекс цен в этой отрасли поднялся на 15 процентов. Относительно скромные показатели связаны с резко упавшим спросом со стороны газет и журналов. Полиграфисты понимают, что в сложившейся ситуации они могут попасть в классический замкнутый круг: рост цен на их услуги будет провоцировать дальнейшее сокращение спроса, вплоть до «вымывания» с печатного рынка значительной части игроков.

Впрочем, нет никакого смысла использовать будущее время, говоря об уменьшении количества потребителей полиграфической продукции. Дело в том, что этот процесс идет уже длительное время, причем его размах из года в год увеличивается. По данным, которые содержатся в ежегодном докладе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, за один 2018 год число зарегистрированных печатных СМИ в Российской Федерации уменьшилось на 10 процентов – с 20,3 тыс. до 18,2 тыс. единиц.

И что характерно: лидерами процесса деградации информресурсов на бумажных носителях являются не отстающие, а передовые регионы страны! Самый яркий пример – Республика Татарстан, которая входит в топ-10 самых богатых субъектов РФ по валовому внутреннему продукту. Почти 300 печатных изданий закрылось в этой республике с 2017 года (в их числе оказалась всенародно любимая «Вечерняя Казань», выходившая с 1979 года). Не сильно отстает и столица нашего федерального округа – Санкт-Петербург. Помимо питерской «вечерки» перестал выходить еженедельник «Невское время», распространявшийся и в Вологодской области, а общий список ежегодных потерь местной прессы исчисляется десятками.

Представители российских печатных СМИ, в общем-то, справедливо сетуют на недостаток внимания со стороны власть имущих. С одной стороны, государство сняло с себя функции регулирования издержек, которые несут издатели газет и журналов. В силу этого стал возможен необоснованно быстрый рост цен на бумагу, полиграфию, услуги коммунальных предприятий и т. д. С другой стороны, государство наотмашь ударило по доходной базе печатных СМИ, запретив здесь не только рекламу алкоголя и никотина (что нельзя не приветствовать), но и рекламу методов лечения, услуг по подготовке научных докладов и т. д. и т. п.

Тем не менее фактор государственного влияния/невлияния на положение дел в сфере печатных СМИ не стоит переоценивать, поскольку речь идет не о сугубо российской, а об общемировой проблеме.

В США, в частности, тираж второго по популярности американского журнала «Ньюсуик» за пару лет потерял 1,5 миллиона экземпляров, в связи с чем издание с 85-летней историей подверглось санации и было продано новому инвестору за… один доллар. Еще раньше «сдулся» другой легендарный общественно-политический журнал – «ЮС ньюс энд уорлд рипорт», сначала превратившийся из еженедельника в ежемесячник, а затем и вовсе расставшийся с бумажной версией.

И вот это словосочетание «расстался с бумажной версией» носит принципиально важный характер. Дело в том, что значительная часть изданий, уходящих с рынка печатных СМИ, вовсе не умирает. Они находят себе новый причал – необозримые просторы интернета!

Переход в глобальную информационную сеть открывает перед экс-бумажными СМИ совершенно новые возможности. В отличие от классической прессы, интернет-издание не ограничено тесными рамками газетного или журнального формата. Здесь можно круглосуточно и в любом объеме размещать информационные и аналитические тексты, видеосюжеты, музыку, интерактивные каналы взаимодействия с читателями. Здесь без срока давности открыт доступ ко всем архивным материалам. Так что интернет-издания не столько заменяют классические печатные СМИ, сколько заставляют их эволюционировать, приспосабливаться к меняющимся реалиям окружающего мира. Лишь доля шутки есть в шутке неизвестного поэта: «Мне надоел бездушный, шумный город. // Мне давит грудь тройной стеклопакет. // Уехал бы я, братцы, на природу, // Но чтоб сан­узел был и ИНТЕРНЕТ!»

Неудивительно, что «Наша Вологда» выбрала для себя путь мультимедийного развития в мировой сети. Газета идет навстречу новому поколению читателей, которые уже привыкли получать информацию через компьютер, смартфон, планшет.

При этом «Наша Вологда» не собирается изменять своему девизу, начертанному на заглавной странице: «Независимость. Компетентность. Открытость». Она остается информационным источником, очень напоминающим живого человека, который может размышлять и спорить, сердиться и радоваться, но не может быть равнодушным к вашей проблеме и вашей боли.

Но самое главное – она остается с вами! Наберите в поисковой системе заветные слова «Газета «Наша Вологда» и, как в песне Михаила Круга, «приходите в наш дом, наши двери открыты»!

Михаил Скляр

Поделиться
Отправить
Класснуть