Штрафы за выразительность: чиновники выпустили «ковидные» предписания для театров

Федеральный Роспотребнадзор «отличился» очередным сомнительным документом, выпустив набор предписаний для концертной и театральной деятельности во время пандемии. Набор рекомендаций можно было бы счесть дурной шуткой какого-нибудь начинающего интерна — но, к сожалению, все более чем серьезно, ведь наказания за нарушения никто не отменял.
Читая документ, можно представить реакцию на него концертмейстера филармонии или худрука театра. На первых 13-ти пунктах он, скорее всего, немного повздыхает — тяжело, но выполнимо: речь в них идет о постоянной дезинфекции помещений и поголовной раздаче дезинфицирующих средств. Разве что ёкнет сердечко на требования «ограничить контакты между персоналом разных функциональных групп» (если что, любой театр или оркестр работает как единый организм) и дезинцифицировать бинокли за каждым посетителем. Но начиная с п.14, чувствительному сердцу концертмейстера грозит полноценный приступ.
Пункт касается репетиций оркестра и устанавливает буквально следующее: расстояние между артистами должно составлять не менее 1,5 метра, между музыкантами-духовиками — 2 метра, столько же — между дирижером и всеми остальными. При этом перед духовыми инструментами должны стоять защитные экраны. Дальше — больше: духовикам предписано «избегать капающего из инструмента конденсата или слюны на пол» (это дословная цитата!) и запрещается продувать инструменты. Остальным музыкантам нельзя обмениваться любыми вещами, в том числе барабанными палочками и «частями инструментов».
Чтобы понять всю нелепость этих предписаний, нужно для начала представить себе «расстановку сил» в оркестре. Она рассчитана на то, чтобы, во-первых, все музыканты хорошо видели дирижера, во-вторых, чтобы инструменты распределялись по громкости (одни не заглушали другие), в-третьих, чтобы сами оркестранты друг друга слышали — иначе совместное исполнение попросту невозможно. В России обычно используют так называемую «американскую рассадку», которая описана в книге знаменитых композиторов Берлиоза и Штрауса.
А теперь представьте себе репетицию, на которой, например, скрипачи или виолончелисты сидят в полутора метрах друг от друга, не слыша не только оркестр в целом, но и собственных соседей. При этом звук, из-за полутора-двухметровых «пробелов» между исполнителями, разлетается по залу в неведомые дали, представляя собой не единое звучание, а визжаще-рычащую на все лады какофонию. Любой мало-мальски компетентный музыкант и дирижер подтвердит — это не репетиция, а профанация. С другими инструментами - та же история, не говоря уж о том, что духовики будут вынуждены захлебываться собственной слюной (извините), чтобы «избегать капания на пол». Заодно поминутно протирать инструменты полотенцами (очевидно, синхронно?) - так сказать, для пущей красоты зрелища. Сменить порванные струны на скрипке, попросив их у товарища, тоже нельзя. Пилите, как легендарный Паганини, на одной.
Кроме того, против подобных норм восстает обыкновенный здравый смысл. В стандартном симфоническом оркестре — от 50 до 110 человек, и здесь, как говорится, «внимание — вопрос»: где найти репетиционную площадку, чтобы рассадить всех исполнителей в соответствии с фантазиями чиновников, да еще так, чтобы хотя бы кто-то кого-то видел и слышал?
Начиная с п. 20, придет черед хвататься за сердце уже театральному худруку. Как вам нравится, к примеру, требование обеспечить полутораметровую дистанцию между гримерными местами для актеров, или использовать для каждого «индивидуальную упаковку» грима? Учитывая то, что грим состоит из множества деталей, и отличается от постановки к постановке, каждому артисту придется таскать с собой целый вагончик с соответствующими «индивидуальными» аксессуарами.
Но особенно вдохновляет пункт о том, что «поющие или выразительно говорящие артисты обязаны соблюдать дистанцию не менее 4 метров» - он касается как концертов, так и спектаклей. Судя по всему, песенные номера придется переделать в рэп, а монологи актеры начнут читать максимально нудными и бесцветными голосами, чтобы, не дай Бог, не попасть под штрафы. Помнится, знаменитого французского драматурга Мольера на первых порах попрекали за «невыразительность» в драматических ролях, а он почему-то очень возмущался и тренировался до посинения — жаль, не знал, какой куш сорвал бы с такими рецензиями на российской сцене образца 2020!
Впрочем, можно внести другое новшество: играть вообще все сцены, в том числе объяснения в любви, на 4-метровой дистанции — зрители наверняка оценят. Тем более, предписания Роспотребнадзора полностью запрещают «спектакли с хоровыми и массовыми сценами», так что бедолагам-актерам в любом случае придется бубнить свои реплики в гордом одиночестве.
Со зрителями — отдельная песня. Представьте себе аншлаговый концерт или спектакль, на который собралось множество поклонников, истосковавшихся по музыке и театру. Теперь вообразите себе два-три часа в замкнутом помещении в респираторе — такую пытку выдержит не каждый. Спасибо, хоть продавать воду во время спектаклей разрешили, но вот незадача: забыли прописать, что при питье маску можно снять, так что по смыслу документа получается, что делать этого ни в коем случае нельзя. Пейте, как угодно, хоть ушами, но без респиратора ни-ни!
Отзывы на предписания в среде вологодских театралов предугадать нетрудно. «Они там больны «короной» на голову», - это, пожалуй, еще одна из самых мягких реплик, размещенных в группе «Дома актера». Администрация группы написала: «Пожалуй, в грядущем сезоне самыми популярными жанрами будут монодрамы и капустники». Непонятно только, почему Роспотребнадзор никого не спросил о том, насколько реалистичны подобные ограничения, как это было сделано в случае с рестораторами.

Поделиться
Отправить
Класснуть