​Украл – выпил – на фронт

За время существования службы уголовного розыска в работе вологодских сыщиков было немало любопытных историй. Предлагаем одну из них…

Свой профессиональный праздник отмечают 5 октября сотрудники уголовного розыска. Работа сыщика, как и многие гражданские профессии, постоянно совершенствуется в соответствии с требованиями и технологиями времени. Сейчас в помощь сыщику – различные экспертизы на генетическом уровне, которые помогают вычислить злоумышленника по микрочастицам одежды или по выделениям пота. Совсем по-другому работали оперативники несколько десятилетий назад, в военное время…

Против пальцев нет приема

… Было это летом 42-го года, война была в полном разгаре, и до победы над Германией было еще далеко. Заводы и предприятия Вологды работали на фронт. В третье отделение милиции, которое располагалось на улице Чернышевского, стали обращаться люди с жалобой на воров, обокравших их дома по улице Комсомольской.

Третий отдел милиции обслуживал Молотовский район (ныне Заречье), поэтому кражи были на их территории. Дежурный сообщил в управление, и спустя некоторое время оттуда выехала опергруппа.

Дома на этой улице были частные и грабители, воспользовавшись отсутствием хозяев, прошлись по ним, вскрывая один за другим. Как сообщили ограбленные жильцы, исчезали в первую очередь продукты питания и кое-какие вещи. В принципе, рядовое для того времени ограбление. В войну туго было с продуктами питания, и на кражу мог пойти кто угодно.

В том, что действовали одни и те же преступники, сомнений не было, почерк преступлений говорил сам за себя. Все взломы как один похожи друг на друга, во всех случаях дужка навесного замка была просто раздавлена и сломана. В нынешних условиях эксперты-криминалисты собрали бы отпечатки пальцев, изучили следы преступления и проверили картотеку на предмет сходных краж, хотя вся процедура заняла бы немало времени. Но его как раз и не было.

В условиях военного времени на раскрытие такого рода преступлений отводилось 72 часа. При том, что материальная база была очень слаба.

Было принято решение использовать поисковых собак. Но возникал другой вопрос - где их взять? Собаки тоже были на вес золота.

Оперативники связались с конвоем. Кинолог прибыл на место происшествия с собакой, которая взяла след и привела блюстителей порядка к одному из домов, кстати, тоже на этой же улице. Двери отворила молодая женщина, в ее доме на диване посапывал мужчина, который и стал объектом поиска собаки. Правда, разбудить его было не так уж и просто. Сильный алкогольный запах говорил сам за себя. Часть украденных вещей была тут же, остальные, по всей видимости, он обменял на спирт.

Гражданин начальница

На первом же допросе Петр Ануфриев сразу сознался в краже, и, не пытаясь увиливать, пояснил: «просто захотелось поесть». Вести это дело было поручено помощнику оперуполномоченного, младшему лейтенанту милиции Матвеевой Таисии Александровне. Видя перед собой не сурового стража порядка, а симпатичную молодую даму в погонах, грабитель заулыбался, ему самому тогда было не больше 25 лет. На задаваемые вопросы Ануфриев большеотшучивался, чем говорил по существу. Видя такое поведение подозреваемого, младший лейтенант Матвеева, сурово посмотрев на него, сказала: «Вы не готовы к допросу, придется подождать в камере!».

Но спустя уже два дня Петр сам запросился на допрос. Первым делом извинился за свое поведение и раскаялся: «Пиши, начальница, все расскажу, надоело сидеть без дела».

Как выяснилось, Петр Ануфриев бежал с фронта, случайно сошел с поезда на станции Вологда, так как был голоден. Ну, а дальше все просто: на первой попавшейся улице, где не было людей, взломал замок и забрался в дом. Потом в другой, и так далее. Искал еду, ну и прихватывал попутно кое какие вещи, чтобы обменять на водку. После познакомился с дамой, вместе выпили.

Приходу милиции нисколько не удивился, потому что знал, что рано или поздно поймают и, по закону военного времени, все равно отправят на фронт. На вопрос: «Чем замки ломал?», - детина молча встал, подошел к стенному шкафу, на котором висел навесной замок, и свернул его, раздавив дужку руками. Сила в его руках была немалая.

- Что же ты, такой здоровый, а с фронта убежал? - спросила Таисия Матвеева.
- Страшно там очень, - сразу же посерьезнел Петр. - Отдохнуть захотелось.

Сбежал, чтобы проститься

Незаметно летело время, одни уголовные дела сменяли другие. Таисия Александровна уже успела забыть своего незадачливого грабителя, окунувшись в новые проблемы, как вдруг он сам напомнил о себе.

В начале сентября Таисия Александровна сидела у себя в кабинете и знакомилась с очередным уголовным делом. Сквозь шум дождя негромко просачивалась музыка приближающегося оркестра.

- Опять на фронт провожают, - промелькнуло в голове у женщины.

Вдруг все резко смолкло, и, разрезая тишину, послышались крики: «Стой, стрелять буду!».

Все сотрудники третьего отдела милиции прильнули к окнам. Посреди улицы стоял строй отправляемых на фронт, а вооруженный конвой бегал по соседним дворам, как будто кого-то искал. Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге мокрый и запыхавшийся возник Петр Ануфриев.

Отыскав глазами среди присутствующих Таисию Александровну, он сказал: - Извините меня. Я не мог уехать, не простившись. Сейчас еду на фронт. Коли жив, буду, напишу. Простите меня за мое поведение.

Через секунду за его спиной показались милиционеры конвоя и увели беглеца. Но его взгляд еще долго стоял перед глазами помощника оперуполномоченного Матвеевой.

Евгений Ворочалков, пресс-служба УВД области

Поделиться
Отправить
Класснуть