Родом из Тимонихи

Со дня смерти нашего земляка Василия Белова прошло почти 7 лет. Но до сих пор почитателям таланта великого писателя интересна любая деталь из его жизни. Раскрыть некоторые неизвестные факты творческой биографии классика согласилась его муза, помощник и друг Ольга Сергеевна Белова.

Первая встреча

– Впервые с творчеством Василия Белова я познакомилась в газете «Вологодский комсомолец». Прочитала его стихи в подборке произведений молодых поэтов «В добрый путь» и изумилась – настолько они были искренние и глубокие. Мы, молодые авторы, писали о себе, о любви, о природе. Белов писал о матери, что-то посвящал брату и даже соседям. Позднее я узнала, что он работает в грязовецкой газете «Коммунар», и попросила с ним познакомить.

При первой встрече он мне не понравился – маленького роста. Задело и то, что он не оценил меня по достоинству. Буркнул что-то небрежно и побежал.

Второй раз мы встретились в квартире у преподавателя литературы Александра Исаевича Липилиса, у которого Василий Иванович учился в вечерней школе. Василий на меня произвел совершенно иное впечатление. Начитанный, интересный собеседник, симпатичный парень.

Мы подружились. Я училась на пятом курсе института. Он быстро сделал предложение. Пока я думала и размышляла над ответом, Василий сходил к моим родителям. Им он очень понравился. Папе и маме показался интересным, основательным и серьезным человеком. «Вот такого для жизни и надо выбирать», – сказали родители. И я сдалась. Было это в 1958 году… Никаких свадебных путешествий. Вообще, свадьба была очень скромная.

Литературный институт

– У Василия Ивановича не было высшего образования, но сотрудников в газете не хватало, поэтому его взяли. С приходом Белова газета преобразилась. Он писал фельетоны, очерки, рассказы, стихи, причем так много, что постоянно вынужден был брать псевдонимы. В командировки ездил по всему району. Часто бывал на фермах, беседовал с доярками.

После окончания вечерней школы решил поступать в Литературный институт.

Я настаивала: «Только очное обучение дает истинные знания». Помогла и мама, которая привела убедительный аргумент: «Заочно учиться – все равно что заочно обедать».

Курс оказался дружный. Студенты – яркие личности, ни на кого не похожие. Постоянно спорили, вели литературные дискуссии. Много давало общение с преподавателями. На втором курсе после публикации в «Нашем современнике» «Деревни Бердяйки» Василия приняли в Союз писателей СССР. Это было большой редкостью для Литературного института.

Иногда говорят: «Белов вышел из деревни. Писал хорошо, потому что знал земляков».

Думаю, если бы он не получил высшего литературного образования, на многие проблемы смотрел бы совсем по-другому. Образование позволило воспринимать деревню как часть России, а Россию – как часть всего мира.

Вместо «Литературки» – Вологда

– Сергей Васильевич Викулов пригласил Василия после окончания вуза в Вологду, хотя он мечтал работать в «Литературной газете». Но возникли проблемы с жильем, а Викулов пообещал, что в Вологде квартиру дадут сразу. Поэтому в 1963 году, перед защитой диплома, в областной центр приехали сразу двое писателей – Ольга Фокина и Василий Белов.

Первое время мы жили в общежитии партийной школы, потом нам дали двухкомнатную квартиру на улице Самойло. Получила однокомнатную квартиру и Оля Фокина. Квартиры располагались рядом, дверь в дверь. Так что мы все время друг к другу ходили в гости.

Рабочий день у мужа начинался по-разному. Иногда вставал рано. Даже завтракать предпочитал один. Мы еще спим, а он встанет и идет на кухню. Зная эту привычку, я заранее все готовила. Тихонечко позавтракает и идет к себе.

Обычно работал в первой половине дня. Иногда делал вид, что просто читает. Мы старались ему не мешать, ходили на цыпочках и делали вид, будто не знаем, чем он занят.

Сказать, что я была первым критиком произведений Белова, нельзя. Помню, прочитала «Кануны». Думаю: «Ну что такое он там понаписал! Кому это все надо?» Говорю: «Слишком все длинно!» Василий рассердился:

«Я так считаю нужным». Но я – филолог, преподавала русскую классику, поэтому считала, что права. Сейчас, когда Васи не стало, открываю его книги и понимаю, что муж был прав… Бывали, конечно, случаи, когда он прислушивался к моему мнению, но такое случалось очень редко.

Сложный и безумно интересный

– В нашей жизни всякое бывало – ссорились, мирились. Ко мне он всегда относился с нежностью. Если вспылит, обязательно извинится. Я же всегда шла на компромиссы и старалась не обострять обстановку. Рассуждала так: если уж вышла замуж, надо жить в ладу и согласии, не считать свое мнение главным.

С Василием я очень многое узнала и много ездила. Была с ним в Кремлевском дворце на вручении Государственной премии СССР. Во время банкета сидели за одним столом с Александром Калягиным, Екатериной Максимовой, Галиной Улановой, Алексеем Баталовым. Они очень трепетно относились к творчеству Василия Ивановича.

Вместе с Василием побывали во Франции, в Париже, на острове Хоккайдо, путешествовали по Токио. Были в Финляндии, Италии, Греции. Вообще, он человек – очень любо­знательный и много ездил за границу, где всегда интересовался жизнью страны, ходил по музеям, расспрашивал о том, как люди живут, сравнивал с Россией.

Каждый год мы ездили в Коктебель. Там с удовольствием отдыхали писатели и приезжали киношники. Мы очень дружили с семьей Шукшиных, с Лидой и ее девочками, с семьей Михалковых.

Вася не любил отдыхать. Казалось бы, интересные встречи, разговоры с политиками, артистами, писателями, а он выйдет из номера, окунется в море и сразу обратно. Не любил загорать, возможно, по своей деревенской привычке: «Как это загорать? Работать надо. Чего лежать?» И бежал в номер работать.

О своих поездках подробно никогда не рассказывал: «А что рассказывать? Ну, купался Гагарин, прыгнул в пруд и поранил ногу. Юго­славия? Все нормально, стреляют»… Когда война была в Приднестровье, тоже туда поехал. В 1993 году – в «Белый дом»... Старался все увидеть своими глазами. Конечно же, я за него очень переживала.

Рукописи горят

– Почерк у него был очень красивый, каллиграфический. Ошибок в текстах практически не встречалось. Тем не менее, очень часто тайком Василий выносил рукописи к контейнерам во дворе и сжигал. Своих поступков он никогда не объяснял, а что-то ему доказывать было бесполезно. Видимо, он так выражал какой-то свой внутренний протест против того, что кто-то потом это будет читать. К сожалению, рукописей сохранилось немного. Когда я пыталась уговаривать оставлять рукописные материалы, начинал злиться, да еще и обзывал меня дурой-бабой, которая ничего не понимает.

Тимониха

– В Тимонихе всегда было много гостей. Раньше дом был большой, потом Вася его перестроил и обшил досками. Где-то сам делал, где-то рабочие. Он же плотничал и работу с деревом очень любил. Вася там часто бывал, а летом мы приезжали на день-два в гости – навестить и посмотреть на Тимониху. Но в последние годы Вася там бывал редко. Вывезу туда, он до вечера побудет в деревне и спрашивает: «Ты машину на завтра заказала? Мне нужно в Вологду».

Кстати, в Тимонихе побывало очень много интересных людей – практически все известные в Советское время писатели.

Поделиться
Отправить
Класснуть

Другие новости

Отдохни
Физкультура и кошелек: влияние доходов россиян на их образ жизни
Отдохни
«Фи, не грето!»
Общество
Гороскоп на 8 августа
Погода
​Погода 8 августа
Общество
Гороскоп на 9 августа
Общество
Почти у 20% россиян нет компьютеров
Афиша
Страшные и фантастические спектакли легендарного театра могут посмотреть вологжане
Происшествия
Водителя выбросило из машины во время ДТП в Вытегорском районе
Общество
Ограниченный концерт: российский рокер намерен в августе выступить в Вологде
Культура
Съемки мистической драмы «Прорицатель» прошли в музее «Семёнково»
Общество
Музей игрушек из киндер сюрпризов хочет организовать депутат ЗСО Денис Долженко
Криминал
Житель Великого Устюга напал на полицейского с косой