​Когда пообещал мамке осенью шапку не снимать

Павел Громов

О том, что у меня все хорошо по итогам диспансеризации, врачи скажут уже в следующий четверг. О том, что все у самой диспансеризации хорошо, наверное, не скажут никогда.

Кратко, если бы не лояльный работодатель, время на такой осмотр у меня было бы разве только в морге. В самом медучреждении так не считают, и возможно, думают, что мы не трудоголики, а дармоеды. В итоге вся проверка рассыпалась на 2 дня плюс ещё один - на оглашение результатов. Через неделю. И это у меня только в голове из-за погоды шумит. А если коленки бы хрустели? Просто любому хронику (особенно невыявленному, а их и выявляет диспансеризация) иногда и пары дней хватает откатить здоровье так далеко от заводских настроек, что больничные стены станут родными в тот же месяц.

Но я не врач, а наблюдатель. Из увиденного (я просто в больницах бывал с камерой, а там все сразу не запомнишь) - невоспитанные деловые люди без наушников и беззвучного режима на телефоне, огромное количество ипохондриков, несколько Мюнхгаузенов. В каждой очереди. Они стоят и на новой плитке в холле, и на драном линолеуме коридора, который ещё не отремонтировали.

В каждом кабинете, куда не зашёл, иконы. Лики смотрят с календарей всего последнего десятилетия. Не скажу что комфортно, потому что хочу, чтобы действие лекарств, да и сами процедуры не имели даже опционального намёка на молитву.

Наверное поэтому на ЭКГ очень волновался, тем более, благодаря видению работников, кушетка была похожа на алтарь. Как и положено в такой обстановке, случился самый жуткий разговор:
- Чего-то успокаиваетесь вы слишком долго.
- Да бес его знает.
В общем, не надо так. А что именно не надо, сами решайте.

Поделиться
Отправить
Класснуть